Архив: NORTHAUNT

northoundПродолжаем публикацию архивных материалов. Сегодня пришло время интервью с NORTHAUNT. Можно сказать, что наш разговор с норвежцами не утратил актуальности — ведь он состоялся сразу после выхода альбома The Ominous Silence, а NORTHAUNT вскоре переиздают свой классический альбом в России на Indiestate records.

northauntpicbig
Бес­ко­неч­ная бе­лая ле­дя­ная пу­с­тошь. Тя­ну­щи­е­ся к го­ри­зон­ту хо­лод­ные снеж­ные про­сто­ры. Пре­крас­ное зре­ли­ще. За­во­ра­жи­ва­ю­щее зре­ли­ще. Есть, ко­неч­но, лю­ди, ко­то­рые мрач­не­ют при од­ной толь­ко мыс­ли о зи­ме. Не лю­бят они ее… ви­та­ми­нов не хва­та­ет, ног­ти лом­ки­ми ста­но­вят­ся, де­прес­сии, ко­жа блед­ная… а я люб­лю зи­му. Что мо­жет быть пре­крас­нее зре­ли­ща за­ка­та над бе­лым от сне­га по­лем? Да и во­об­ще на­ше­му че­ло­ве­ку зи­ма по ду­ше. Раз­ве слу­чай­но пред­ки на­зва­ли зи­му Ма­туш­кой? А сколь­ко все­го свя­за­но с по­ко­ре­ни­ем ле­дя­ных про­сто­ров у Дже­ка Лон­до­на? Вы не лю­би­те это­го аме­ри­кан­ско­го ге­ния? Пра­виль­но де­ла­е­те, в оп­ре­де­лен­ной сре­де он счи­та­ет­ся са­мым ра­сист­ским и ед­ва ли не фа­шист­ским пи­са­те­лем… мо­жет, имен­но бла­го­да­ря то­му, что на­ши пра­от­цы долж­ны бы­ли бо­роть­ся с дол­ги­ми ме­ся­ца­ми зим­ней сту­жи, мы се­го­дня и яв­ля­ем­ся са­ми­ми со­бой. Мы пьем чер­ную кровь зем­ли из ки­ло­ме­т­ро­вых сква­жин, со­зда­ем ис­кус­ст­вен­ные го­ры, уп­рав­ля­ем ог­нен­ны­ми ко­лес­ни­ца­ми сре­ди звезд, про­ек­ти­ру­ем ис­кус­ст­вен­ный ра­зум… и ис­поль­зу­ем этот ис­кус­ст­вен­ный ра­зум для то­го, что­бы вы­ра­зить свою лю­бовь к хо­лод­ной снеж­ной бес­ко­неч­но­с­ти. Сов­сем не слу­чай­но NORTHAUNT ро­дил­ся в Нор­ве­гии. Где еще лю­ди не ра­зу­чи­лись на­хо­дить пре­крас­ное в ве­щах про­стых и веч­ных? Сы­тые и уве­рен­ные в за­в­т­раш­нем дне они в то же са­мое вре­мя еще име­ют воз­мож­ность уви­деть жи­вую пер­во­род­ную при­ро­ду в ее ис­тин­ном об­ли­чии. Бес­ко­неч­ные снеж­ные про­сто­ры не изу­ро­до­ва­ны ак­ку­рат­ны­ми ска­мей­ка­ми и “ме­с­та­ми от­ды­ха”, мо­ре, фьор­ды… жаль, что мы в на­ших кра­ях ли­ше­ны пра­ва ду­мать о веч­ном… труд­но фи­ло­соф­ст­во­вать о кра­со­тах снеж­ных рав­нин при ми­ну­со­вой тем­пе­ра­ту­ре в соб­ст­вен­ной квар­ти­ре… но мы пы­та­ем­ся, прав­да? Нор­веж­ский ду­эт NORTHAUNT ма­ло из­ве­с­тен. Де­бют­ный диск был вы­пу­щен поль­ским Fluttering Dragon. О том, что этот диск сто­ит ва­ше­го вни­ма­ния, я го­во­рить не бу­ду – ведь груп­па в на­шем жур­на­ле, а это зна­чит не­ма­ло. Да, мне уже го­во­ри­ли, что у ме­ня ма­ния ве­ли­чия. Ми­ни­ма­ли­с­тич­ные хо­лод­ные dark ambient ланд­шаф­ты пре­крас­но ил­лю­с­т­ри­ру­ют ле­дя­ную кра­со­ту су­ро­вой зим­ней при­ро­ды. Шум мо­ря, аку­с­ти­че­с­кая ги­та­ра, ше­пот, хруст ве­ток в ноч­ном ле­су, за­во­ра­жи­ва­ю­щий го­лос Nacht… Это все NORTHAUNT. Ми­ло­с­ти про­сим.

NORTHAUNT – ду­эт. Я прав? Рас­ска­жи не­мно­го о се­бе и сво­ем на­пар­ни­ке.

Harleif: NORTHAUNT – два че­ло­ве­ка, жи­ву­щие в при­го­ро­дах од­но­го из мел­ких нор­веж­ских го­род­ков. Из окон мо­е­го скром­но­го жи­ли­ща от­кры­ва­ет­ся вид на фьорд и го­ры. Я за­пи­сы­ваю и об­ра­ба­ты­ваю зву­ки, со­бран­ные, как пра­ви­ло, во вре­мя стран­ст­вий на ло­не при­ро­ды. С их по­мо­щью я ста­ра­юсь со­зда­вать не­по­вто­ри­мый эм­би­ент­ный стиль NORTHAUNT. Кро­ме то­го, я иг­раю на пи­а­ни­но, ес­ли ко­неч­но у ме­ня есть на­ст­ро­е­ние.

Ketil: Я – ги­та­рист. Сво­ей ги­та­рой я ста­ра­юсь до­пол­нить зву­ча­ние на­шей груп­пы.

NORTHAUNT со­сто­ит из двух слов – “North” и “Haunt”, Се­вер и Охо­та. За этим со­че­та­ни­ем сто­ит ка­кая-то оп­ре­де­лен­ная ис­то­рия, или оно бы­ло взя­то про­сто из-за то­го, что не­пло­хо зву­чит?

H: Мы вы­бра­ли его из-за то­го, что оно от­ра­жа­ет при­ро­ду на­шей му­зы­ки, по­то­му что лю­ди мо­мен­таль­но по­ни­ма­ют ее кон­цеп­цию, ее идею… Кро­ме то­го, на­ше на­зва­ние уни­каль­но в сво­ем ро­де, как и, ве­ро­ят­но, на­ша му­зы­ка.

Ес­ли я пра­виль­но по­нял из ва­ших ин­тер­вью, NORTHAUNT был рож­ден как стран­ная фор­ма black metal, и лишь со вре­ме­нем груп­па эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ла к со­вре­мен­но­му ми­ни­ма­ли­с­тич­но­му dark ambient. Что по­вли­я­ло на из­ме­не­ние в ва­ших вку­сах? Гра­ни­цы BM ока­за­лись слиш­ком ма­лы?

H: Нет, все не так. Наш пер­вый CD очень ма­ло от­ли­ча­ет­ся от то­го, что вы слы­ши­те у NORTHAUNT се­го­дня. Осо­бой раз­ни­цы нет. Про­сто в то вре­мя у нас бы­ла бо­лее злоб­ная кон­цеп­ция NORTHAUNT. В ДО­ПОЛ­НЕ­НИЕ к НЕ­ИЗ­МЕН­НОЙ ос­нов­ной кон­цеп­ции, ко­то­рая со­сто­ит в том, что­бы со­зда­вать очень пе­чаль­ную и мрач­ную нор­ди­че­с­кую му­зы­ку с уни­каль­ной ат­мо­сфе­рой. Это и от­ра­зи­лось на том, что не­ко­то­рые из на­ших ран­них ве­щей име­ли не­боль­шие пор­ции (1-2 ми­ну­ты из 5-ти) то­го, что при же­ла­нии мож­но на­звать сы­рым black metal. По­сле вы­хо­да на­ше­го пер­во­го де­мо на CD мы ре­ши­ли, что нам сле­ду­ет скон­цен­т­ри­ро­вать­ся толь­ко на мрач­ной ат­мо­сфер­ной му­зы­ке.

А слу­ша­е­те ли вы ме­та­ли­че­с­кую му­зы­ку се­го­дня? Лич­но я был очень удив­лен тем, что BM стал та­ким по­пу­ляр­ным в по­след­ние го­ды. Па­ру дней на­зад у нас в Мин­ске вы­сту­па­ли не­ког­да куль­то­вые MAYHEM – я бы съел свою шля­пу, ес­ли бы кто-ни­будь лет эдак 5 на­зад ска­зал, что это бу­дет воз­мож­но в мо­ей стра­не… А се­го­дня я сов­сем да­же не удив­лен. Бо­лее то­го, я не по­шел на кон­церт: MAYHEM – от­стой 🙂

H: Ketil слу­ша­ет ме­тал. Лич­но мне встре­ти­лось лишь 2-3 хо­ро­ших аль­бо­ма со вре­мен BURZUM Filosofem. Ме­та­ли­че­с­кая сце­на про­сто раз­дра­жа­ет ме­ня. На­род дро­чит свои ги­та­ры, вме­с­то то­го, что­бы по­пы­тать­ся до­ба­вить не­мно­го чер­но­го в black metal, и не­мно­го смер­ти в death metal.

K: Я не за­цик­ли­ва­юсь на од­ном сти­ле. Я не­на­ви­жу лю­дей, ко­то­рые слу­ша­ют, на­при­мер, толь­ко black metal. При­ят­но ви­деть, что се­го­дня ме­тал стал та­ким по­пу­ляр­ным, един­ст­вен­ное, что на­пря­га­ет, – это rap metal.

Как дол­го вы са­ми слу­ша­е­те industrial/ambient му­зы­ку? Есть ли у вас фа­во­ри­ты сре­ди групп в этих жа­н­рах? Мо­жет, вы мог­ли бы по­ре­ко­мен­до­вать нам ка­кие-ни­будь ма­ло­из­ве­ст­ные нор­веж­ские груп­пы?

K: Я люб­лю dark ambient ти­па RAISON D’TRE, LUSTMORD, THOMAS KONER, WHEN (The Black Death про­сто ве­ли­ко­ле­пен!) и ALIO DIE. Я слу­шаю такую му­зы­ку на­чи­ная с 95.

H: Я с 93. Мои фа­во­ри­ты – THOMAS KONER (Гер­ма­ния), выс­ший dark arctic ambient ком­по­зи­тор, TEAR CEREMONY, пре­крас­ный изо­ля­ци­о­низм из США, RAISON D’ETRE и BLACK TAPE FOR A BLUE GIRL. Я вряд ли мо­гу по­ре­ко­мен­до­вать ма­ло­из­ве­ст­ные нор­веж­ские груп­пы, за­слу­жи­ва­ю­щие упо­ми­на­ния в этом ин­тер­вью.

По­мни­те ли вы свой пер­вый ин­ду­с­т­ри­аль­ный аль­бом? И ка­кой аль­бом из­ме­нил ва­ши му­зы­каль­ные вку­сы и со­дей­ст­во­вал то­му, что вы ре­ши­ли на­чать пи­сать свою соб­ст­вен­ную му­зы­ку?

K: Впер­вые я ус­лы­шал industrial/ambient в да­ле­ком 95, и это был аль­бом груп­пы TOMBSTONE. Haerleif лю­бит ее до сих пор, но мне они не очень (И: Мне то­же!).

H: Это бы­ли TEAR CEREMONY и их аль­бом An Hourglass Of Opals, древ­ний ре­лиз на Machinery Records из Гер­ма­нии. Уш­ли го­ды на то, что­бы я смог ра­зо­брать­ся в их му­зы­ке, но аль­бом на­столь­ко ори­ги­на­лен, так са­мо­бы­тен, что стал на­сто­я­щим вдох­но­ве­ни­ем, и я по-преж­не­му счи­таю, что ни од­на груп­па не иг­ра­ла и не иг­ра­ет по­доб­ную му­зы­ку. Они ро­до­на­чаль­ни­ки то­го, что мы се­го­дня зо­вем изо­ля­ци­о­низ­мом. Что по­вли­я­ло на мое ре­ше­ние пи­сать свою соб­ст­вен­ную му­зы­ку? Ну, не­ма­ло ве­щей, и это бы­ли не толь­ко за­пи­си… на ме­ня вли­я­ет и вли­я­ло мно­гое. Я чув­ст­вую, что луч­ший спо­соб са­мо­вы­ра­зить­ся – это звук. Я ри­сую, но звук вли­я­ет на лю­дей глуб­же, по­то­му что мы при­вык­ли оце­ни­вать все, что ви­дим. Мы ана­ли­зи­ру­ем ви­ди­мое, ре­ша­ем хо­ро­шо оно или нет. А звук про­ни­ка­ет в твой мозг и ра­бо­та­ет пря­мо с ас­со­ци­а­ци­я­ми и па­мя­тью. Ме­лан­хо­лич­ная пес­ня тро­га­ет боль­ше, чем пе­чаль­ная ис­то­рия, ты не на­хо­дишь? Ес­ли, ко­неч­но, те­бе нра­вят­ся та­кие ве­щи.

На­сколь­ко я по­ни­маю, по­на­ча­лу вы не ду­ма­ли о том, что­бы из­да­вать свои экс­пе­ри­мен­ты. Что же по­вли­я­ло на ва­ше ре­ше­ние про­да­вать свою му­зы­ку?

H: Я хо­тел, что­бы дру­гие лю­ди мог­ли най­ти что-ни­будь ин­те­рес­ное сре­ди за­ле­жей по­сред­ст­вен­ной му­зы­ки. По­то­му что я сам му­зы­ки, по­хо­жей на на­шу, най­ти не смог.

northauntpicbig2
The Ominous Silence за­ме­ча­те­лен сво­ей ат­мо­сфе­рой… в то же вре­мя я ду­маю, он не­мно­го сы­ро­ват. Ты со­гла­сен со мной? Что бы вам хо­те­лось ис­пра­вить/ из­ме­нить на нем, ес­ли бы был вто­рой шанс?

H: Ни­че­го. Мне он нра­вит­ся та­ким, ка­кой есть. Я не сов­сем по­нял, что ты на­зы­ва­ешь “сы­рым”, лич­но ме­ня все ус­т­ра­и­ва­ет. Я ду­маю, мы до­би­лись то­го, че­го хо­те­ли – осо­бой сме­си ме­лан­хо­лии, при­род­ной кра­со­ты и мрач­ной ат­мо­сфе­ры Се­ве­ра.

K: Я ду­маю, The Ominous Silence стал для нас от­лич­ным опы­том. Я не ду­маю, что мне бы хо­те­лось по­ме­нять что-ни­будь в том, что, в кон­це кон­цов, вы­шло на дис­ке. Мо­жет, мне бы хо­те­лось, что­бы на аль­бо­ме бы­ло по­боль­ше ги­тар, хо­тя я и не знаю, ку­да их мож­но бы­ло бы до­ба­вить, что­бы сде­лать му­зы­ку еще луч­ше.

Что ты ду­ма­ешь о ре­ак­ции на свой аль­бом? Ус­т­ро­и­ла ли она вас, или хо­те­лось боль­ше­го?

H: Мы по­лу­чи­ли хо­ро­шие ре­цен­зии. При­шло да­же не­сколь­ко пи­сем от лю­дей, ко­то­рые по­ня­ли о чем на­ша му­зы­ка. Мы до­воль­ны.

K: По­лу­чен­ные на­ми пись­ма бы­ли очень вдум­чи­вы­ми, и мы поль­ще­ны. Я на­де­юсь, ко­неч­но, в бу­ду­щем еще мно­гие пой­мут, как хо­рош NORTHAUNT.

Что вы ду­ма­е­те о сво­ем со­труд­ни­че­ст­ве с Fluttering Dragon? Вас все ус­т­ра­и­ва­ет? В по­след­нее вре­мя я стал сви­де­те­лем не­сколь­ких скан­да­лов свя­зан­ных с име­нем это­го лей­б­ла, хо­тя лич­но я ува­жаю Кса­ка и FD. На­род вре­ме­на­ми го­во­рит про не­го вся­кие га­до­с­ти, но я ни­че­го та­ко­го за ним не за­ме­чал…

H: Мы оба до­воль­ны сво­ей ра­бо­той с Кса­ком. Он про­дви­га­ет на­шу му­зы­ку так хо­ро­шо, как мы и ожи­да­ли от лей­б­ла его раз­ме­ров. Кро­ме то­го, этот лейбл по­ка мо­лод и еще не за­во­е­вал до­ста­точ­но вни­ма­ния у лю­би­те­лей та­кой не­ПО­Пу­ляр­ной му­зы­ки, как эта. Я не люб­лю сра­ную зве­зд­ную мо­ду не­сти вся­кую хер­ню про свой лейбл и его со­труд­ни­ков. Все­гда най­дет­ся тот, кто бу­дет не­до­во­лен сво­им лей­б­лом в не за­ви­си­мо­с­ти от то­го, ку­да его за­бро­си­ла судь­ба.

Со­би­ра­е­тесь ли вы из­да­вать свои гря­ду­щие аль­бо­мы на сто­рон­них лей­б­лах, или сей­час при­шло вре­мя для ва­ше­го соб­ст­вен­но­го Bleak Records?

H: Мо­жет, по­сле вто­ро­го аль­бо­ма мы по­ду­ма­ем над этим. Мы по­ка не зна­ем, но мне бы не хо­те­лось из­да­вать NORTHAUNT на сво­ем соб­ст­вен­ном лей­б­ле.

На ва­шем сай­те го­во­рит­ся, что вы пла­ни­ру­е­те ед­ва ли не 3 или 4 раз­лич­ных пе­ре­из­да­ния The Ominous Silence. Что вас не ус­т­ра­и­ва­ет в том, что вы­шло на FD? Или, мо­жет, ти­раж уже рас­про­дан? Мо­жет, вам нра­вит­ся со­вер­шен­ст­во­вать свои ра­бо­ты раз за ра­зом?

H: Нет, все не так. Су­ще­ст­ву­ет CDr вер­сия аль­бо­ма, ко­то­рую мы рас­сы­ла­ли по лей­б­лам. За­тем мы под­пи­са­ли кон­тракт с FDR и пе­ре­из­да­ли аль­бом с 2 но­вы­ми тре­ка­ми и ви­део­кли­пом. Сей­час я де­лаю ми­ни­ди­с­ко­вый ва­ри­ант аль­бо­ма про­сто по при­ко­лу. Вот и все.

Ког­да вы пла­ни­ру­е­те свой но­вый аль­бом? Вы уже на­ча­ли пи­сать для не­го му­зы­ку? Не пла­ни­ру­е­те ли вы пе­ре­мен?

H: Но­вый аль­бом дол­жен быть го­тов где-то к зи­ме! Имен­но над ним мы и ра­бо­та­ем в дан­ный мо­мент. Кро­ме не­го у нас бу­дет не­сколь­ко ре­ли­зов по­мень­ше: од­на сов­ме­ст­ная 7” с NACHT/SHINUKU THIEF и UMBRA на Fluttering Dragon, од­на сов­ме­ст­ная 7” с VINTERRIKET (не­мец­кая не­о­клас­си­че­с­кая груп­па) на Neodawn Productions, плюс па­ра сбо­рок. Ве­дем пе­ре­го­во­ры от­но­си­тель­но сов­ме­ст­но­го CD, но по­ка еще ра­но го­во­рить о чем-то кон­крет­ном. Но­вый ма­те­ри­ал бо­лее ори­ги­на­лен (нам не по­нра­ви­лось, что о нас на­пи­са­ли, буд­то мы стра­да­ем ти­пич­ным CMI зву­ча­ни­ем). Он бу­дет экс­пе­ри­мен­таль­нее и “ат­мо­сфер­нее”. В от­ли­чие от мно­гих групп, пред­по­чи­та­ю­щих в на­ши дни бо­лее же­с­то­кое зву­ча­ние в ambient (death ambient, на­при­мер), мы скло­ня­ем свои го­ло­вы, за­ти­ха­ем и ухо­дим в ми­зан­т­ро­пию. Боль­ше мра­ка и ме­лан­хо­лии – это и есть на­ша цель.

Что тол­ка­ет вас на на­пи­са­ние му­зы­ки? Это хоб­би или… дур­ная при­выч­ка… воз­мож­ность стать на один уро­вень с Со­зда­те­лем… Что-ни­будь иное, до че­го у ме­ня не до­шли мыс­ли?

H: Мои дис­ки за­ме­ня­ют мне мно­же­ст­во дру­зей, сво­их де­тей. Это мой спо­соб об­ще­ния с са­мим со­бой. Мне очень важ­но иметь воз­мож­ность за­пол­нять го­ло­ву и ок­ру­жа­ю­щее про­ст­ран­ст­во му­зы­каль­ны­ми ланд­шаф­та­ми, ко­то­рые от­ра­жа­ют то, что я чув­ст­вую…

K: Че­рез NORTHAUNT я вы­ра­жаю свои де­прес­сив­ные, а вре­ме­на­ми и пре­крас­ные эмо­ции.

Как вы пи­ше­те свою му­зы­ку? Это то, что вы в со­сто­я­нии кон­тро­ли­ро­вать, или же это то, что кон­тро­ли­ру­ет вас са­мих?

H: Ча­с­тень­ко все на­чи­на­ет­ся с идеи или ка­ко­го-ни­будь оп­ре­де­лен­но­го на­ст­ро­е­ния, ко­то­рое мне хо­чет­ся от­ра­зить. Бы­ва­ет, что про­сто са­мо на­зва­ние вы­ра­жа­ет то, что я чув­ст­вую, и что мне хо­те­лось бы до­стичь сво­ей му­зы­кой. По­том сле­ду­ют ме­ся­цы кро­пот­ли­вой ра­бо­ты, об­ра­бот­ки сэмп­лов, экс­пе­ди­ции по ок­ре­ст­но­с­тям за но­вы­ми зву­ка­ми, ко­то­рые ста­нут ко­с­тя­ком но­вых ком­по­зи­ций. В фи­на­ле мы до­бав­ля­ем пи­а­ни­но, ги­та­ру, во­кал… бы­ва­ет, что боль­ше во­об­ще ни­че­го не нуж­но. Все за­ви­сит от то­го, ка­кое на­ст­ро­е­ние у пес­ни. Вре­мя от вре­ме­ни мы ре­пе­ти­ру­ем. На­ша му­зы­ка зву­чит на зад­нем пла­не, а мы иг­ра­ем­ся с сэмп­ла­ми, зву­ка­ми и ме­ло­ди­я­ми. Я в со­сто­я­нии кон­тро­ли­ро­вать твор­че­с­кий про­цесс, но слу­ча­ет­ся, что ра­бо­та идет всю не­де­лю, бы­ва­ет, не хва­та­ет вре­ме­ни на сон, по­это­му с уве­рен­но­с­тью ут­верж­дать я все же не ста­ну…

K: Я в со­сто­я­нии пи­сать хо­ро­шую му­зы­ку толь­ко тог­да, ког­да у ме­ня есть нуж­ное на­ст­ро­е­ние. Ино­гда я мо­гу на­пи­сать мно­го от­лич­ных ме­ло­дий в очень ко­рот­кий про­ме­жу­ток вре­ме­ни, ино­гда не мо­гу ро­дить ни од­ной но­ты. По­это­му я бы ска­зал, что я не кон­тро­ли­рую то, что про­ис­хо­дит: му­зы­ка по­доб­на чув­ст­вам.

Nacht при­ни­ма­ла уча­с­тие в за­пи­си ва­ше­го де­бют­но­го аль­бо­ма. Я знаю, что вы зна­ко­мы лич­но. Есть ли но­во­сти? Из­даст ли она ког­да-ни­будь со­ль­ный аль­бом? Ее тре­ки на The Absolute Supper про­сто по­тря­са­ю­щи.

H: Она мно­го экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ла и учи­лась ра­бо­тать на ком­пью­те­ре/син­те­за­то­ре для то­го, что­бы иметь воз­мож­ность пи­сать му­зы­ку, а на это ухо­дит не­ма­ло вре­ме­ни. Но ес­ли че­ст­но, то я не ве­рю, что она ког­да-ни­будь смо­жет за­пи­сать свой со­ль­ный аль­бом. Ког­да Нахт ра­бо­та­ет в оди­ноч­ку, она де­ла­ет все слиш­ком мед­лен­но. Трек для AS за­пи­сы­вал­ся на чу­жом обо­ру­до­ва­нии и в чу­жой сту­дии. То же са­мое бы­ло и с AGHAST. Не­дав­но Нахт на­ча­ла ра­бо­тать с но­вым че­ло­ве­ком. Это аб­со­лют­но но­вый про­ект. Не жди­те ни­че­го в ду­хе NACHT, но я уве­рен, что зву­ча­ние все же бу­дет очень мрач­ным! Та­кая уж она са­ма. Я ду­маю, мы ус­лы­шим не­что в ду­хе EBM.

Да­вай по­го­во­рим о ва­шем лей­б­ле Bleak Records. На­сколь­ко я ос­ве­дом­лен, вы со­би­ра­е­тесь из­да­вать до­ста­точ­но ин­те­рес­ную ком­пи­ля­цию. Не мог бы ты о ней не­мно­го рас­ска­зать?

H: Bleak Records – это ма­лень­кий лейбл, на ко­то­ром я со­би­ра­юсь из­да­вать dark ambient/isolationist. Я хо­чу скон­цен­т­ри­ро­вать­ся на экс­пе­ри­мен­таль­ных груп­пах. Слиш­ком уж мно­го в на­ши дни раз­ве­лось де­ше­вых noise и скуч­ных dark ambient ко­манд. Ни­че­го кро­ме сбор­ни­ка по­ка на­ми не пла­ни­ру­ет­ся. Я хо­чу по­смо­т­реть, как бу­дут ид­ти про­да­жи, и уже по­том ре­шу, сто­ит ли мне про­дол­жать за­ни­мать­ся всем этим. Сбор­ник из­да­ет­ся сов­ме­ст­но с лей­б­лом Fluttering Dragon. На ком­пи­ля­ции бу­дут при­сут­ст­во­вать: NON ETHOS (Нор­ве­гия), DESIDERII MARGINIS (Шве­ция), TEAR CEREMONY (США), PHILIP SAMARTZIS (Ав­ст­рия), OVUM (Шве­ция), NACHT (Нор­ве­гия), DISKREPANT (Шве­ция), NECROPHORUS (Шве­ция), WILT (США), SVARTSINN (Нор­ве­гия), INSTINCTS (Ка­на­да), HAZARD (Шве­ция). Каж­дая груп­па пре­до­ста­ви­ла экс­клю­зив­ные и весь­ма ин­те­рес­ные тре­ки. Ко­неч­но, я ре­ко­мен­дую сбор­ник всем за­ин­те­ре­со­вав­шим­ся! Он вый­дет в ян­ва­ре (2002). Но­во­сти на сай­те www.bleakrecords.cjb.net.

Ваш аль­бом на­по­ми­на­ет мне кон­цеп­цию де­бют­но­го дис­ка от APOPTOSE. Вы с ним зна­ко­мы? Это один из са­мых ин­те­рес­ных аль­бо­мов 2000 го­да.

H :Нет, мы не зна­ко­мы с этой груп­пой.

Каж­дый но­мер Стиг­ма­ты име­ет оп­ре­де­лен­ную кон­цеп­цию. В этот раз мы пы­та­ем­ся от­ве­тить на во­прос: “Яв­ля­ет­ся ли су­и­цид ре­ше­ни­ем про­бле­мы?” Что ты ду­ма­ешь о су­и­ци­де? Соб­ст­вен­но, са­мо­убий­ст­во не та­кая уж и ред­кая те­ма сре­ди industrial/goth групп. Слыш­ны да­же мне­ния, буд­то по­доб­ная му­зы­ка вли­я­ет на су­и­цид­ные на­ст­ро­е­ния. Я ду­маю, ты слы­шал о груп­по­вом са­мо­убий­ст­ве сре­ди го­тов в Гер­ма­нии.

H: Для ко­го-то су­и­цид мо­жет быть ре­ше­ни­ем, хо­тя, для не­ко­то­рых оно слиш­ком ско­ро­па­ли­тель­ное и фа­таль­ное. Но это ни­че­го не зна­чит. Они ис­чез­нут и бу­дут за­бы­ты. Мы все ког­да-ни­будь ис­чез­нем и бу­дем за­бы­ты. Ко­ли­че­ст­во и при­чи­ны са­мо­убийств – это ин­те­рес­ный во­прос. Они очень тес­но свя­за­ны с тем, как мы жи­вем, с тем, во что пре­вра­ти­лось на­ше со­вре­мен­ное об­ще­ст­во. Я не ду­маю, что каж­дый, кто до­ста­точ­но об­ра­зо­ван, что­бы по­нять, как же­с­ток мир, име­ет в се­бе си­лы для то­го, что­бы жить с этим зна­ни­ем. По­смо­т­ри на хри­с­ти­ан, ко­то­рые на­хо­дят­ся на дру­гом кон­це спе­к­т­ра. Они ре­ши­ли про­бле­му про­стым са­мо­вну­ше­ни­ем. Жал­кая по­пыт­ка убе­жать от та­ких мыс­лей. Вот по­че­му экс-нар­ко­ма­ны ча­с­то об­ра­ща­ют­ся в ре­ли­гию – они уже за­да­ва­ли се­бе ТРУД­НЫЕ во­про­сы и ока­за­лись не в со­сто­я­нии спра­вит­ся с от­ве­та­ми, к ко­то­рым при­шли. Но боль­шин­ст­во из них все рав­но гры­зут со­мне­ния… по­боч­ные эф­фек­ты ре­ли­гии. Мне их не жаль…

Су­и­ци­ды ста­но­вят­ся на­сто­я­щим бед­ст­ви­ем. В на­ших кра­ях это од­на из са­мых ак­ту­аль­ных про­блем. А как об­сто­ят де­ла в Нор­ве­гии? Как пра­ви­ло, вы сто­и­те в сто­ро­не от Ев­ро­пы, но обо­шла ли вас сто­ро­ной ча­ша сия?

H: Все это есть и у нас, про­сто мы не­пло­хо на­учи­лись скры­вать мно­гие ве­щи. Я слы­хал, что ко­ли­че­ст­во су­и­ци­дов очень не­ма­лое да­же здесь. Это знак на­ше­го вре­ме­ни – кон­фликт меж­ду на­уч­ным ра­ци­о­на­лиз­мом и сла­бым че­ло­ве­че­с­ким умом. Но слаб ли он по сво­ей при­ро­де или стал та­ко­вым от вос­пи­та­ния? Мо­жет, все­го по­нем­но­гу? Я не знаю. Кста­ти, ты не на­хо­дишь на­зва­ние пер­во­го аль­бо­ма груп­пы ARCANA ве­ли­ко­леп­ным? “Dark Age Of Reason”…

Эв­та­на­зия бы­ла ле­га­ли­зо­ва­на в Ни­дер­лан­дах. Я ду­маю, эта те­ма не обо­шла сто­ро­ной стра­ни­цы и ва­ших га­зет. Что ду­ма­ют об этом “окон­ча­тель­ном ре­ше­нии” в ва­ших кра­ях? И что ду­ма­ешь ты сам?

H: Я ве­рю, лю­ди долж­ны са­ми ре­шать свою судь­бу. Ес­ли они хо­тят уме­реть, то я бы им не за­пре­щал. Ес­ли кто-то на­хо­дит­ся в со­сто­я­нии кли­ни­че­с­кой смер­ти, и на­деж­ды на спа­се­ние нет, то я бы ска­зал, что эв­та­на­зия – ре­ше­ние про­бле­мы, но кто бу­дет его при­ни­мать? А до­ве­ря­ем ли мы это­му че­ло­ве­ку? И т.д. и т.п… це­лая ве­ре­ни­ца во­про­сов… я ду­маю, имен­но здесь мне и сле­ду­ет ос­та­но­вить­ся.

K: Это до­ста­точ­но слож­ный во­прос, что­бы от­ве­чать на не­го без под­го­тов­ки. Слиш­ком уж мно­го ас­пек­тов, каж­дый из ко­то­рых не­об­хо­ди­мо при­нять во вни­ма­ние до то­го, как нач­нешь “су­дить” или ком­мен­ти­ро­вать… в этом жур­на­ле не так уж и мно­го ме­с­та, кро­ме то­го, он име­ет не сов­сем тот про­филь. Ес­ли го­во­рить в це­лом, то я счи­таю, что ес­ли че­ло­век му­ча­ет­ся и не мо­жет быть из­ле­чен, то эв­та­на­зия мо­жет быть ре­ше­ни­ем, но в то же вре­мя это очень гру­бое ре­ше­ние. Ес­ли ты лю­бишь ко­го-то, то ты все­гда на­де­ешь­ся, что он вы­здо­ро­ве­ет.

Ну, я ду­маю, нам сле­ду­ет ста­но­вить­ся. Боль­шин­ст­во на­ших чи­та­те­лей ни­ког­да не бы­ли в Нор­ве­гии, так по­че­му бы нам ни по­го­во­рить об этой за­ме­ча­тель­ной стра­не? Те­бе нра­вит­ся твоя ро­ди­на? Что имен­но те­бе в ней нра­вит­ся? А что не нра­вит­ся?

H: Нор­ве­гия очень по­хо­жа на дру­гие стра­ны, но мне она ка­жет­ся бо­лее кра­си­вой… хо­тя, ко­неч­но, все за­ви­сит от то­го, что те­бе по ду­ше. Лич­но я люб­лю нор­ди­че­с­кую ре­ли­гию, се­рость и мрак, и да­же в не­ко­то­ром ро­де хо­лод. Ес­ли че­ст­но, то Грен­лан­дия – вот моя лю­би­мая стра­на… на­сто­я­щее за­пу­с­те­ние и ти­ши­на.

K: Я люб­лю Нор­ве­гию. Я люб­лю при­ро­ду и пред­по­чи­таю ти­ши­ну во­круг се­бя (един­ст­вен­ное ис­клю­че­ние из это­го – моя лю­би­мая му­зы­ка). Я не люб­лю, на­при­мер, шум ма­шин, люд­ской го­вор во­круг… Что мне не нра­вит­ся в Нор­ве­гии – это то, что здесь про­сто нет кон­цер­тов и зна­чи­тель­ных со­бы­тий. Осо­бен­но это ка­са­ет­ся Тронд­хей­ма, в ко­то­ром я жи­ву.

Поделиться:

Stigmata

Главный редактор

Читайте также:

комментария 3

  1. polarlicht:

    здорово!
    а еще из рубрики «архивы» что-нибудь будет?

  2. polarlicht:

    главные номера с башкой и предыдущий (-:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *