IANVA: Мы гордимся своими слушателями

ianva

Предлагаю вашему вниманию интервью с одной из самых интересных и замечательных групп стиля неофолк – итальянцами IANVA. Признаюсь честно, перевод и подготовка к печати этого разговора с лидером команды Мерси заняли несколько месяцев. Безусловно, мы не так уж и часто публикуем новые интервью, поэтому хотелось сделать свою работу как можно лучше, но еще одной причиной, которая повлияла на задержку, стало мое желание хоть чуточку разобраться с теми событиями, о которых повествует в своих ответах Мерси, так что мне пришлось прочесть кое какие статьи и пересмотреть кое какие фильмы. Но что ни делается – делается к лучшему. Мое погружение в прошлое Италии лишь «подлило масла в огонь» увлечения этой замечательной страной, возникшее после недавних поездок в те края. Впрочем, разве можно считать трудом, например, просмотр классики итальянского неореализма – работ Пазолини? Нет, конечно. Этот сайт делается не ради какой-то прибыли, а ради того, чтобы знакомится с интересными людьми и новыми вещами, которые остались бы для меня загадкой, не существуй на нашей земле хорошей музыки. Так что разговор с Мерси очень сильно повлиял на мои интересы последних месяцев, и я надеюсь, что и вы после прочтения нашего небольшого интервью откроете для себя нечто новое. Писать о музыке IANVA я не стану, ибо если вы еще не знакомы с этой командой, то вы многое потеряли. Ну а рецензию на последний – замечательный! – альбом итальянцев Italia: Ultimo Atto (Италия: Последний Акт) можно прочесть здесь.

Приступим?

Давай начнем наше интервью с истории группы. Когда, как и, главное, почему IANVA появилась на свет божий? Было ли рождение случайностью, или все произошло с некой целью?

Проект появился на свет в 2003 году для того, чтобы воплотить в музыке и донести до слушателей некое определенное звучание. Это звучание было «прочувствовано» или, наверное, будет лучше сказать «услышано» самым первым составом IANVA: Франческо, Аргенто и мною. Где-то к концу 2003 мы начали свои эксперименты с сэмплами, перкуссией и прочими вещами.

Лично для меня тот период жизни был крайне неудачным и даже удручающим. Помню, тогда же я открыл для себя тему Фиуме и личность Габриеле д’Аннунцио. Именно в них я увидел спасение для своей души и своеобразную вакцину от пронизывающего чувства окружавшего морального обнищания, бесчестия, жадности, трусости и мелочности. Однажды я натолкнулся на небольшую книжицу, автобиографию, повесть, которую сегодня уже никто не в силах написать, ибо в наши дни политкорректность, эстетика минимализма и общая «феминизация» вкусов и ценностей стали единственными обязательными для исполнения законами. Книга поведала мне историю, полную страсти и эпоса, силы и меланхолии. Она просто идеально подходила моим фантазиям и  стала моим вдохновением.

Я начал писать стихи, а параллельно продолжились наши эксперименты по поиску идеального звучания. И в какой-то момент мы осознали, что для воплощения всех идей нам нужны музыканты. Причина проста: добиваясь нужного и ни на что не похожего звучания, мы решили использовать только оригинальные сэмплы и записи семидесятых, и «пограничным» был выбран 1979 год. Нам, в конце концов, удалось добиться яркого, торжественного и воинственного звучания, при этом оно оставалось очень теплым, «средиземноморским», совсем не похожим на «немецкое». Неудивительно, что нам незамедлительно захотелось воссоздать его при помощи настоящих инструментов, избавляясь от всех тех ограничений, которые присущи сэмплам.

Мерси

Тогда же после серии не самых удачных для меня событий я встретил Стефанию, и вместе с ней в моей жизни началась новая счастливая эра. Не буду отрицать – без Стефании весь проект, скорее всего, превратился бы в такой же бесполезный и хаотичный мусор, в который обращались все мои прежние начинания и группы: забытые, мертвые и потерянные из-за беспечности, разочарования и отсутствия должной мотивации.

Это трудно объяснить словами, но для того, чтобы все заработало, мне недоставало лишь порядка и определенности, которые появились в моей жизни вместе со Стефанией. Чуть позже к группе присоединился Фабио Гремо (Fabio Gremo), профессиональный музыкант и аранжировщик. Ну а он привел к нам некоторых из своих друзей.

Аргенто ушел из группы в 2006 году из-за учебы в университете, так что мы заменили его Фабио Карфанья (Fabio Carfagna), игравшим со мною ранее в одной из групп.

Ну а остальное вам уже известно.

Не мог бы ты рассказать нашим читателям о людях, играющих в IANVA? И, пожалуйста, не забудь упомянуть проекты, в которых они участвуют, – это позволит вашим поклонникам «копнуть» поглубже творчество своих кумиров.

ianva6

До IANVA я успел издать как минимум дюжину работ под различными названиями. Стефания получила официальное «крещение» на CD с другой группой, но до него она уже была известна на протяжении многих лет как «активистка» сцены. Примерно похожая биография и у остальных членов группы, у которых были – а в некоторых случаях по-прежнему есть – сторонние проекты. Мне бы не хотелось перечислять их названия по ряду причин, и главная из них — мне пришлось бы слишком долго рассказывать как про сами группы, так и про их  музыку, причем они настолько отличны друг от друга, что в конце концов эффект полноты информации приведет к тому, что читатель лишь еще больше запутается. Я должен сказать, что некоторые из наших групп даже сегодня могут считаться вполне достойными, в то время как остальные (особенно те, которые по-прежнему активны) мне кажутся потерявшими актуальность (если не сказать большего), если сравнивать их с тем, что мы стараемся создавать в IANVA. Так что я с твоего позволения не стану углубляться в детали и не буду полностью отвечать на вопрос,  сохраняя время нашего интервью для тех вещей, которые действительно имеют значение.

Мне кажется, следующий вопрос будет довольно трудным, но мне по-настоящему интересно знать: как вам всем удается создавать музыку? В русском языке есть хорошая поговорка: «Одна голова — хорошо, а две — лучше», но мне известно, что когда дело доходит до таких вещей как самовыражение, то люди не любят, если им мешают. Так как же вам удается не переругаться?

У нас в Италии есть идиома с практически тем же смыслом… Если говорить в общем, то я согласен с тобою – результаты усилий одного, пускай и гениального человека, как правило менее впечатляющи, чем плоды сотрудничества коллектива. Но у меня имеется более точная и эффективная концепция творчества. Сформулирую ее так: каждый член группы должен вносить свой вклад в общее дело согласно своих возможностей и талантов. Но в нашем случае следует учитывать ситуацию, которая заключена в том, что IANVA — это не ансамбль в обычном понимании этого слова, а вполне конкретный проект. И я являюсь руководителем данного проекта. Именно так.

Стефания

Возможно мое заявление покажется грубым некоторым вашим читателям, но мне хотелось бы быть максимально честным (ибо честность всегда является основой доверия), поэтому говорю как есть: каждый участник IANVA имеет право и даже обязан вносить новые идеи и свои предложения, но все они подлежат одобрению. Как правило, за собой я оставляю ту часть процесса, которая касается стихов, основной концепции, визуальной части, эстетического и стилистического развития. Окончательное решение принимается после консультации со Стефанией, ибо она является настоящим знатоком всех сторон массовой культуры нескольких последних десятилетий, и своим музыкальным вкусом (который, как правило, весьма далек от андеграунда и разного рода экстремальностей) обычно действует как балансирующий элемент. Кроме того, Стефания —  справедливый и безжалостный критик, так необходимый в тех случаях, когда мы теряем взаимопонимание, или наша музыка уходит не туда, куда следует…

На плечах остальных ребят лежит основная тяжесть музыкальной стороны процесса — они пишут музыку. Обычно у каждого из нас появляются идеи для нового альбома, мы собираем их, сравниваем,  обсуждаем и принимаем окончательное решение. Фабио Гремо, без сомнения, самый активный участник той фазы, во время которой создается и аранжируется музыка (я, конечно, стараюсь контролировать процесс). А вот запись, сведение и редактирование находится по большей части в руках Франческо.

В общем, это командная игра, и до сего дня все работало очень неплохо, потому что каждый музыкант знает свою роль и границы своей компетенции. Очевидно,  без талантов наших коллег я и Стафания, скорее всего, были бы просто парой людей с интересными идеями, но точно также очевидно, что без нас остальные ребята оказались бы честной, но обычной группой,  похожей на сотни других, без того характерного шарма, который выделяет IANVA из хаоса сегодняшней сцены, как альтернативной так и мэйнстрмной.

Фабио

Ваш новый альбом закончен, и мы можем о нем немного поговорить. Все ли прошло так, как планировалось? Довольны ли вы результатом?

Безусловно. Каждый релиз IANVA предваряет долгая и тяжелая стадия планирования. Но не подумайте, что я жалуюсь: это наша работа и наш тяжкий долг, который мы с радостью  выполняем. Если бы нам это не нравилось, мы бы занимались чем-то другим.

Если говорить обо мне, то я считаю группу своей главной работой, хотя, конечно, она не позволяет мне зарабатывать на жизнь (в то время как моя ежедневная работа — та, что приносит деньги, — лишь необходимая «боль в заднице»). Учитывая все это, ты поймешь, что окончательный результат ДОЛЖЕН удовлетворять всех нас, в противном случае мы просто не станем ничего делать. И если вдруг настанет такой день, когда я не буду абсолютно удовлетворен или уверен в каком-либо из наших релизов (или, допустим, у меня иссякнут идеи или вдохновение, — то есть исчезнут  те вещи, которые приводят в движение все остальное, которые заставляют тебя работать до кровавых мозолей только для того, чтобы как можно скорее  увидеть результат), то я попросту заморожу весь проект на неопределенный период времени.

Я не принадлежу к той породе людей, которая стремится быть в каждой бочке затычкой, ровно как я не ставлю своей целью издавать новый альбом каждые полгода, но если меня посетила идея, то я не успокоюсь до тех пор, пока не разделю ее с другими, и постараюсь сделать это настолько хорошо, насколько это возможно. Только так.

Признаюсь, и раньше у меня  хватало интересных идей, но многие из них пропадали зря, когда дело доходило до стадии воплощения. Пропадали из-за отсутствия контакта, лени, беспечности и глупого желания перетянуть одеяло на себя. Я счастлив, что такие времена позади: ни к чему хорошему подобные ситуации не приводят. Хороший проект – это гармоничный синтез разных инициатив, а не питательная почва для чрезмерных амбиций…

Стефания

Как ты считаешь, в чем главное отличие между вашими двумя последними альбомами?

С самого начала Disobbedisco! мог рассчитывать на более быстрый успех, потому что на нем имеется несколько действительно величественных треков. Кроме того, не стоит забывать и «фактор неожиданности» – ведь предшествовавший ему наш первый ЕР оказался отличным «аперитивом»… Этот «фактор» (в Италии мы бы сказали «молния с небес») не стоит недооценивать, особенно в наше скучное время, когда люди постоянно ищут новых впечатлений, мгновенно забывая прежних фаворитов.

Если сравнивать дебютный полноформатник с Italia: Ultimo Atto, то я считаю, что новая работа более изыскана и более «симфонична», она лучше сыграна, и на ней более профессиональный вокал. При этом новый альбом мрачнее и суровей, он не оставляет слушателю никакой надежды: ни утешения, ни даже возможности умереть с честью (как это было у протагониста на Disobbedisco!). Задумайтесь: в сегодняшнем мире нет даже малейшего шанса на героическую смерть – люди живут и умирают в посредственности и убожестве. Впрочем, я отвлекся… Я абсолютно уверен, что Italia: Ultimo Atto намного лучше своего предшественника.

Если говорить только о музыке, то треки нового альбома глубже и лучше структурированы, но при этом они остаются частью общего целого, которое неумолимо течет, подобно Времени и Истории, все дальше и дальше во тьму, в «Инферно» Данте…

Но по большому счету я не думаю, что Disobbedisco! так уж сильно отличается от Italia: Ultimo Atto, хотя многие утверждают обратное. Оба альбома роднит уникальное и неповторимое звучание. Я хочу сказать, что у нас имеется свой неповторимый голос, нравится он кому-то или нет… И никто не сможет этого отрицать.

Italia: Ultimo Atto — концептуальный альбом. Почему для него была выбрана именно эта тема? Что определило твой выбор?

Disobbedisco! также был концептуальным… Я вообще люблю концептуальные альбомы. Мне никогда не было дела до мнения глупых и трендовых представителей итальянского псевдо-андеграунда. Я всегда любил саму идею концептуального альбома, даже в восьмидесятые и жуткие девяностые, в то время, когда говорить о концептуальном альбоме было равносильно богохульству в церкви или поеданию сосисок на вечеринке вегетарианцев. Согласны ли вы или нет, но запись концептуальных альбомов – фишка семидесятых. Сегодня такое поветрие снова в моде, но оно стало возможным лишь потому, что клика создателей Законов Моды (все та же старая олигархия интеллигентских придурков, решающая что круто, а что нет) внезапно решила, что концептуальные альбомы опять актуальны. Сколько себя помню,  всегда был большим поклонником работ, созданных в семидесятые. Я имею в виду самые разные формы  искусства:  музыку, ТВ, кино, дизайн… Постоянно соприкасаясь с ними, я словно пропитался духом того времени.

Вот, например, вы просто подумайте про различные работы той поры: итальянские фильмы ужасов или боевики, ТВ-шоу, научно-фантастическую и детективную литературу, военные или политические пьесы и кинокартины, авангардные альбомы или обычную поп-музыку… Их всех объединяет как минимум одна общая черта — полное отсутствие  минимализма, банальности и неряшливости, которые сегодня якобы оправдывают современное искусство, делая его близким к «настоящей жизни» и «правде». В семидесятые даже те авторы, которые создавали свои работы лишь для развлечения рабочего класса, пытались говорить о социальных и политических темах, пускай даже и несколько наивным образом. С другой стороны, серьезные артисты и интеллектуалы, чьи работы формировали настроения того времени, старались придать даже самым серьезным вещам определенную долю зрелищности, превращая их в своеобразное шоу.

Я думаю, тоже самое можно сказать и про IANVA: ведь наши цели схожи. Мы говорим об очень серьезных темах, но делаем это со вкусом, не забывая о стиле и качестве повествования, профессионально, с приятными мелодиями и прекрасным исполнением… Обращаясь к непростым темам, мы пытаемся вызвать у своей аудитории ответные эмоции, прямую и однозначную реакцию.

Мой новый вопрос чем-то продолжает предыдущие. Но я все же задам его. Удалось ли вам раскрыть концепцию настолько полно, насколько планировалось? Как близок окончательный вариант к первоначальной идее?

Есть люди, которые начинают нервничать, когда встречают работы вроде нашей… Они уверены, что попытки втиснуть 60 лет итальянской истории (события, социальный и экономический прогресс, исторические условия, хронологию, нерешенные проблемы…) в один маленький компакт-диск совершенно неприемлемы, и тот, кто пытается это сделать, непременно является глупым засранцем, который не в силах выучить золотое правило: «маленькие люди способны лишь на маленькие дела». Понятно, что эти «джентльмены» совершенно игнорируют тот факт, что к некоторым темам можно обращаться просто для того, чтобы попытаться пробудить у слушателя некие чувства и настроения, вызывать у него определенные воспоминания (или, скажем, воспоминания о воспоминаниях). Мы не собираемся никого учить, и я не хотел бы превращаться в проповедника или учителя вечерней школы для недоучек-переростков… Я просто копаюсь внутри себя, пытаясь обнаружить осколки того, что считается потерянным навсегда. И мне кажется, нам удалось достичь прекрасного баланса между эстетическим намерением и его окончательной реализацией. Хотя, конечно, окончательное слово принадлежит нашим слушателям, и только им решать: добились ли мы поставленной цели или нет. Ну а я сделаю выводы из их отзывов…

Azoth

На вашем сайте говорится, что IANVA не является политической группой. Я так понимаю, эта надпись обращена к тем, кто хотел бы обвинить вас в политической некорректности. Я прав?

В 1973 году Пьер Паоло Пазолини писал: «Сегодня существует особая форма археологического фашизма, которая стала хорошим оправданием тому, кто хочет получить специальный «диплом» настоящего антифашизма. Это легкая форма антифашизма, цель и основной объект которой — архаичный фашизм, которого более не существует и существовать не будет». Эти слова были сказаны более чем 35 лет назад, но ничего толком не изменилось. Наше общество делится на большинство, состоящее из идиотов, которому просто необходим «Абсолютный и Полный Архетип Зла», дабы его ненавидеть и с ним сражаться, и меньшинство, состоящее из точно таких же идиотов, которое просто счастливо персонифицировать себя с этим архетипом и всеми его нездоровыми ритуалами. Обе составляющие являются совершенными анахронизмами и никак не влияют на существующее в обществе «статус-кво». Различие между обеими явлениями состоит лишь в том (как минимум в моей стране), что до сих пор этот примитивный антифашизм был достаточно полезным, и поэтому автоматически попал в инструментарий тех людей, которые всегда правы, «хороших и праведных», гуманитариев, превратившись в пропуск для того, чтобы сделать хорошую карьеру в мире альтернативного и андеграундного искусства, культуры и шоубиза. Эта «одаренная» публика считает, что IANVA технически не является фашистской группой, но при этом оперирует такими темами и предметами, с которыми лучше дела не иметь.

Наша главная проблема в том, что все, что исследует европейскую историю, культуру, фольклор и традиции, но при этом не рассматривает их в контексте смешения с культурами других континентов, — абсолютно неправильно. Бессмысленно объяснять то, что существуют сфера личных вкусов,  некие эстетические предпочтения, заставляющие любить одно и не любить другое, без какого-либо политического подтекста.

Нас, безусловно, огорчает подобная ситуация, потому что пока все эти «одаренные» решают свои личные вопросы, их страна по-прежнему в руках банды неоконсерваторов-подонков, растоптавших права рабочих, превративших жизнь целого поколения в прозябание. Эти люди уничтожили окружающую среду, ландшафт и даже художественное наследие. И если понимая все происходящее эти «одаренные» товарищи считают, что лучшее проявление антифашизма — создание неприятностей для пост-индустриальной сцены, то… Мы не видим ничего хорошего на горизонте… Кроме того,  IANVA вообще-то не политическая группа, и мы не принадлежим к партиям или движениям. В противном случае, вы бы видели нас на политических мероприятиях или каких-то двусмысленных фестивалях.

Нас интересуют лишь Душа, Сердце, Мозг и Дух человека. Так что добро пожаловать. Именно поэтому среди наших слушателей встречаются люди с совершенно различными взглядами, убеждениями и вкусами. Но у всех наших поклонников есть одна общая черта: они верят своим сердцу и чувствам, они используют свой мозг и предпочитают думать сами. Мы гордимся своей аудиторией.

ianva5

Ваш недавний альбом состоит из песен-глав, каждая из которых повествует о каком-то определенном событии в истории Италии. Как вы отбирали события для своего альбома? Ведь история Италии настолько богата и полна различными происшествиями, скандалами и трагедиями… И еще один вопрос о концепции альбома. Italia: Ultimo Atto рассказывает о последних 60 годах Италии. Что ты думаешь об этом периоде в целом? Лучше он или хуже других? Каков он?

Italia: Ultimo Atto показывает печальную судьбу целой нации через галерею портретов, эдаких поляроидных снимков, сделанных на фоне важнейших исторических событий, трагичных, немного гротескных, уходящих в мистику, интриги и скрытые заговоры, как это часто бывает в нашей стране. Никогда не забывай о том, что в Италии вещи никогда не являются тем, чем они выглядят.

Наше путешествие начинается 8 сентября 1943 года, в день, о котором ни один итальянец не может вспоминать без чувства темного внутреннего дискомфорта. Такие чувства присущи даже тем людям, которые гордятся этим днем. Затем мы проходим через 20 месяцев гражданской войны,  яростные пароксизмы которой, ее идеологическая ярость и многочисленные жертвы (особенно проигравшей стороны) конечно же многократно занижены и до сих пор замалчиваются. После этого мы проходим через период Ricostruzione («реконструкции», годы сразу после второй мировой, восстановление Италии), «бум» (так называемое «экономическое чудо», изменившее лицо страны за десятилетие), годы внутренней иммиграции и индустриализации. И вот мы подходим к самому последнему сезону «внутренней войны», семидесятым, чьей высшей точкой и «концом круга» является maledetta estate (кровавое лето) 1980 года. Признаюсь — стихи и воспоминания о нем очень личные.

Главная мысль нашей работы заключена в том, что мы пережили абсолютную потерю каждой составляющей независимости и любой возможности  (причем как на психологическом, так и на культурном уровне) снова стать хозяевами своей судьбы. На альбоме я рассказываю о вещах, которые беспокоили меня все это время. Я показываю некоторые аспекты нашей национальной истории, объясняю ситуацию, чтобы больше не возвращаться к ним. Я даю выход ярости, фрустрации, боли, тому чувству бессилия, которые терзали меня, и существование которых я осознал лишь создавая альбом.

Я хотел, чтобы наша запись стала исцелительной купелью, но вместо этого в конце концов она превратилась в море крови.
Что касается остального, то я не был свидетелем некоторых эпизодов, описанных в альбоме, но я хорошо помню семидесятые… Слова не в силах точно передать настроение тех лет. Это очень трудно. У того, кто провел свое детство в семидесятые, как мы со Стефанией, глубоко в душе навсегда выгравирована их атмосфера.
Оказалось, что во время работы над альбомом самой трудной задачей  для нас стала попытка передать свои чувства и настроение другим музыкантам. Как правило, обычный человек вспоминает о том времени холодно, для него оно ассоциируется с короткими серыми днями под бледным заходящим солнцем: города полны новостроек, пригороды разрастаются до таких размеров, что теряются из виду. Повсюду митинги: на улицах, на заводах, в институтах, в средствах массмедия… Надписи на стенах, флаги бастующих, рабочие, обедающие в дешевых забегаловках. Полицейские сирены воют 24 часа в сутки. Видишь, для того, чтобы описать настроение того времени, я не могу найти ничего лучше поляроидных снимков, но и они недостаточно хороши, чтобы изобразить всю сложность происходившего в Италии семидесятых. Сложность, до которой вашим читателям, вероятно, совершенно нет дела.

В последние годы в Италии вышло несколько работ и книг, в которых дано слово тем, кто играл роль в сценарии Великого Зла итальянской трагедии или даже фарса второй половины XX века. И это правда – многие из них действительно были союзниками Зла.

Стратегия эскалации, саботаж, оккультные заговоры порабощают мою страну с конца второй мировой до наших дней. За ними стоит картель мафии и масонских сил, объединенных с «атлантическими» секретными агентствами и итальянскими спецслужбами (кучкой грязных и подлых жуликов, настоящих колониальных головорезов, всегда готовых перегрызть горло собственным соотечественникам по приказу  «атлантических» господ). Зачастую эти силы нанимали членов неофашистских организаций для провокаций и атак, особенно во время первой фазы Anni di Piombo (Годы Свинца, 1969 — 1975). Это происходило из-за того, что в Италии существовала крупнейшая во всей Европе коммунистическая партия. На нашей земле происходила одна из наиболее важных и кровавых битв Холодной Войны. Если Италия первых десятилетий ХХ века была настоящей лабораторией «социальной инженерии», то в период Anni Di Piombo немало преступлений против человечности было совершено здесь во имя борьбы с коммунизмом, и этим преступлениям до сих пор нет аналогов во всем западном блоке. Конечно, не трудно понять причины, по которым многие из тех, кто был идеальным приверженцем республиканского фашизма и должен, по идее, больше всего ненавидеть атлантический альянс, закончили тем, что превратились в боевиков этих самых атлантических господ, так им ненавистных: люди просто боялись за себя и за свои семьи. В те годы ярость и бешенство внепарламентских Левых были буквально вне контроля. Самым популярным девизом той поры был: «Убить фашиста – не преступление», и его произносили каждый день сотни голосов на улице. И в глазах «левых» едва ли не каждый мог стать «фашистом»: умеренный журналист, офицер-католик, придирчивый преподаватель университета, семинарист или просто короткостриженный парень, обычный контроллер общественного транспорта… И для таких случаев всегда была наготове металлическая арматура, которой без раздумий ломали головы. Самое ужасное то, что подавляющее большинство так называемой «интеллигенции» открыто поддерживало этот «абсолютный антифашизм». Здесь, в Италии, гражданская война никогда не заканчивалась. И в нужное время она всегда находит дорогу наружу, чтобы вспыхнуть и  разгореться снова, на потеху тайным кукловодам.

Ваш альбом назвается Italia: Ultimo Atto. Почему последний акт? Вы не видите будущего для своей родины?

Наше пристальное внимание к Италии не является проявлением стремления к изоляционизму или национализму, уже давно превратившихся в анахронизмы. Наоборот, мы хотим внести свой небольшой интеллектуальный вклад в обширное и многоголосое море мнений западного мира: мы хотим выразить свое открытое, ясное и однозначное неодобрение существующему status quo. То, что сегодня происходит в Италии (в очень явном виде), также происходит во многих других странах, но люди по-прежнему ничего не замечают…
Мы считаем, что необходимо, чтобы каждый из нас выразил свое отношение к происходящему. Сегодня именно это важнее всего. И нужно сделать все настолько серьезно, согласованно и однозначно, насколько это вообще возможно. Пусть люди с различными персональными, историческими и культурными особенностями обратятся к другим, без страха и абсолютно серьезно.
Согласитесь: у каждого поколения есть свой монстр, с которым нужно сражаться, и которого необходимо победить. Но для каждого поколения заготовлен один и тот же сценарий: меньшинство всегда находит способ сказать «нет», в то время как большинство отводит глаза и делает вид, что ничего не происходит. Просто прислушайтесь на миг к главному герою, вдохновившему наш альбом, поэту, чьими словами открывается первый трек Italia: Ultimo Atto, – Пьеру Паоло Пазолини.
Нам бы хотелось, чтобы наша работа походила на эпические творения Пазолини об Италии… В конце концов, мы должны жить в том мире, наступление которого он пытался предотвратить и изгнать всеми своими силами. Так что наша позиция полного несогласия с этим миром — это порождение и органическая часть его собственной аналитической структуры, как и говорилось в работах Пазолини.

Концертные фото IANVA сделаны Timo Raab.

Поделиться:

Stigmata

Главный редактор

Читайте также:

комментариев 8

  1. Zangezi:

    Толковые ребята, сразу видно, хотя нам бы их проблемы )) То, что происходило в Совке, затмевает любые итальянские страдания 70-х.

    И мааленькая заметочка ))
    Carfagna=Карфанья

  2. I.B.:

    спасибо! читал бы и читал.

  3. Anonimous Sapiens:

    Огромное спасибо за интервью 🙂 Ianva мои любимчики

  4. Содержательное интервью получилось. Особенно интересны конспирологические мотивы касающиеся противостояния правых и левых радикалов в эпоху Anni Di Piombo (клип группы Varunna «Piombo`70» очень не плохо иллюстрирует атмосферу этого времени).

  5. Питерец:

    спасибо за труд. было очень интересно.

  6. Tserber:

    действительно интервью пропитано сочуствием и состраданием к своей стране, её прошлому, настоящему и будущему. мне и до этого были симпатичны эти ребята, но после прочтения интервью проникся ещё больше. спасибо.

  7. ZK:

    Дзякуй, Ігар!

  8. mihail:

    прыемна ўражаны. дзякуй

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *